Бесплатный хостинг

Поэты
Аврутин Анатолий
Белянин Андрей
Боброва Юлия
Бондаренко Жанна
Буравкин Геннадий
Виноградова Мария
Вольский Сергей
Гумилёв Николай
Есенин Сергей
Жукович Василь
Климович Игорь
Козлова Ирина
Мазаник Александр
Медведский Эдуард
Мельник Александр
Морозов Юрий
Нежевец Алексей
Письменков Алесь
Подлесная Ольга
Полеес Елизавета
Поликанина Валентина
Пушкин Александр
Рубцов Николай
Скоренко Тим
Солобай Андрей
Солобай Сергей
Сологуб Фёдор
Ступинский Владимир
Чуприна Оксана
Шнюкова Анна
Ягодинцева Нина
Янищиц Евгения

 

На этой странице
Климович Игорь
Знакомство
Память о войне
Серёга

Вольский Сергей
Время требует дела
Глупышка

Козлова Ирина
Что делаю я здесь?
Я говорю с тобою по ночам

Шнюкова Анна
Весенняя
Разлука

 

КЛИМОВИЧ Игорь Владимирович , минский актёр, поэт и бард
Память о войне
На красной кирпичной стене
От пуль и снарядов следы.
На память о страшной войне
Осколки великой беды...
    В музеях — иди и смотри... —
    Вникай в отпечатки былого...
    Но глаз лицемерно не три,
    И лучше сдержи своё слово.

На красной кирпичной стене,
Напротив, где бар-ресторан,
На память о страшной войне
Звезда — здесь живёт ветеран...
    Участник боёв за Берлин,
    Без лишних наград, без ноги,
    Свой век доживает один,
    Рисует протезом круги...

На красной кирпичной стене,
В подвальном пивбаре у стойки,
На память о страшной войне
Плакаты и парни со стройки.
    Кирпичные лица грубы,
    От красной подсветки не краше,
    Но первыми лягут в гробы
    Они за Отечество наше.

На красной кирпичной стене
Места только маршальским доскам.
А память о страшной войне
Живёт в обелиске неброском...
    Брусчаткой не крыта земля —
    Полезней душе и здоровью.
    И смотрятся стены кремля
    Кирпично запёкшейся кровью.
Знакомство
Постойте! Простите... Мгновение...
Сударыня... Может напрасно
И глупо моё сравнение...
Скорее мы оченно разные...

Скорее, совсем непохожие...
Неважно я начал... Простите...
На нас уже смотрят прохожие.
Куда ж Вы теперь спешите?

Позвольте собраться с мыслями...
Меня как по льду понесло...
А как у Вас дело с числами?
Какое сегодня число?

Ну, да. Понедельник! Да, первое...
Начало недели и месяца.
И небо какое-то нервное...
И время, как скользкая лестница.

Вы только не вздумайте думать,
Что я так ко всем с разговором...
Я просто от самого ГУМа
Себя ощущаю вором...

Поверьте, впервые со мною...
Такая престранная страсть!
Она несравнима с земною...
Безумно... Мне хочется красть...

Вы знаете множество случаев
Из книжек о разных страстях...
Но книги, пусть самые лучшие,
А всё-таки страсть упростят...

Я знаю, что жить надо праведно...
Не знаю, как лучше начать...
Но это ведь так не правильно,
О чём-то мечтать и молчать.

Вы просто сидели в автобусе,
А я совершал преступление:
Я крал ваши плечи и волосы,
И пальцы, и ваши колени...

Я крал, как положено тайно,
Все линии тела... и губы...
Я — вор непрофессиональный —
Не ловко я крал, но не грубо...

Клянусь! Мне не страшно возмездие...
Пусть нем буду, глух... Но у Вас
Я выкрал немое созвездие
Улыбки и таинства глаз...

Простите моё неумение
Высказывать кратко и ясно...
Сударыня, просто мгновение
Такое, как Вы — прекрасно!

Серёга
Кто по жизни был рядом,
Все, кто пел наши песни —
Все давно разошлись, кто куда...
С чуть тоскующим взглядом
Провожая прелестниц,
Мы шутили: — Прощай, навсегда!

А наш Серёга
   И недотрога
      С точёной талией
         За поворот...
Он ей, как сможет,
   И песню сложит,
      И на гитаре ей
         Баском споёт.

А когда мы встречались,
И светились улыбки,
И когда собирался наш круг,
Мы, шутя, не печалясь,
Совершали ошибки
И прощали друзей и подруг.

А наш Серёга
   Высоким слогом
      Внесёт детали
         Себе в блокнот.
Из них, как сможет,
   Он песню сложит
      И на гитаре
         Потом споёт.

А потом — мы взрослели...
И дела посерьёзней
Нам сходили по-прежнему с рук.
Только вот не успели
Мы проститься... Под Грозным
Подорвался Серёга — наш друг.

Он по жизни был рядом...
Про любовь пел он песни
Под блатные аккорды баском.
С чуть тоскующим взглядом
Он витал в поднебесье
И бродил по земле босяком.

А мы Серёге
   На нашем слоге:
      — Давай, не мучай
         Гитару — пой!
Не вышло б боком -
   Общаясь с богом,
      С тоски по лучшей,
         Уйти в запой.

Он шутил на перроне:
— Не пройдёт и полгода...
Я вернусь и спою про войну.
Но всерьёз, без иронии
Прокричал замкомвзвода:
«Становись!.. .Равняйсь!.. Смирно!...
По вагонам!...»
И гудок заглушил старшину...

— Давай, Серёга,
   Высоким слогом
      Войны детали
         В блокнот вноси.
Прощанье — боком:
   — До встречи! С богом...
      Храни гитару...
         И нас спаси.

И ушёл наш Серёга
С чуть тоскующим взглядом...
По земле... В поднебесье... Посмел!
Он по жизни не в ногу...
А посмертно он рядом...
Навсегда!
Только вот... про войну не сумел.
Жаль, что спеть про войну не сумел.

Прости, Серёжа,
   Что мы, как сможем...
      Излиться в песне —
         Не мудрено...
Высоким слогом:
   Мы все под богом...
      А в поднебесье —
         Не всем дано.
ВОЛЬСКИЙ (Зуккау-Невский) Сергей Владимирович (род.1945), санкт-петербургский переводчик, прозаик и поэт, автор нескольких книг и многочисленных публикаций в периодике. С. Вольский является единственным в Санкт-Петербурге переводчиком венгерской литературы. В 1995 году его труд был отмечен правительственной наградой Венгрии — орденом «Малый Крест Венгерской республики». Вольский переводит также стихи прибалтийских и скандинавских поэтов. В 1999 году создал и возглавил секцию художественного перевода в Санкт-Петербургском отделении СП России.
Глупышка
«Глупышка» — вздохнул я, 
смущенно за ней наблюдая 
и удивляясь безмерно, 
с какой прекрасной беспечностью 
несла она взор, 
смягчая его улыбкой 
такой ослепительной, 
что можно было растаять. 

Как убежденно 
она рассуждала о модах, 
о драгоценных камнях, 
о французском кинематографе, 
о новом альбоме ансамбля «Би джиз», 
о личной жизни Феллини 
и об упадке нравов 
современной молодежи! 

«Глупышка!» — вздохнул я, 
к ней в мечтах устремляясь... 
Будь я морем бескрайним, 
я бы к ее ногам 
выплестнул лучший янтарь 
из тайников души; 
будь я горным орлом, 
я бы звезду ей принес 
из созвездия Девы; 
будь я самим Феллини, 
я бы предложил ей 
главную роль. 

«Глупышка!» — вздохнул я, 
в мечтах зайдя 
так далеко, что самому 
стало неловко. 

И тогда 
она повернулась ко мне 
и безмятежно спросила: 
«Скажите, пожалуйста, почему, 
когда вы смотрите на меня, 
у вас такой глупый вид?»

Время требует дела
Время требует дела.
Мастера словоблудия
сходят с трибун
под гробовое молчание.

Солист с серьгой в ухе
требует дать ему стену,
в которую можно вбить гвоздь...
Но, как выяснилось теперь,
мы возводили картонные стены,
в которых не держатся гвозди.
Найти хотя бы забор,
который бы выдержал тяжесть гвоздя
вместе с верёвкой
и обмякшим телом того,
кто уже потерял надежду
найти подходящую стену,
в которую можно вбить гвоздь.
Но, как выяснилось теперь,
ради спокойствия тех,
кто в руках никогда не держал гвоздя,
мы возводили каменные заборы,
о которые гнутся
самые крепкие гвозди.

А где-то
на другой половине земного шара,
где есть подходящие стены,
но, вероятно, гвоздей не хватает,
музыканты «Красной бригады» —
популярнейшей из рок-групп —
расчехляют свои инструменты
и яростно в стены вбивают
трассирующие пули.

Пули похожи на гвозди —
только без шляпок.
КОЗЛОВА Ирина , поэтесса
Что делаю я здесь?
Что делаю я здесь, в ночном кафе вокзальном,
    В ладонях сжав виски?
Еще глоток воды — противной, минеральной,
    Еще глоток тоски.
Град на семи холмах, певучий и ползучий,
    Парит в ночном окне.
Как редко мне побыть перепадает случай
    С собой наедине:

То дождь, то зной, то снег, то радуги, то ветры…
    Так выпало в судьбе,
Что от тебя ко мне длиннее километры,
    Чем от меня к тебе.
Прозрачный силуэт мелькнул в конце тоннеля
    И битое пенсне…
Машины, фонари, рекламы и отели
    Парят в ночном окне.

Вокзальное кафе, «горячая собака»,
    На семь ноль пять билет.
Скажите мне хоть Вы, хоть Вы, monsieur Bulgakoff,
    Наступит ли рассвет?..
И люди, и слова — всё мимо, мимо, мимо, —
    Чем дальше, тем больней…
Златые купола и крылья херувимов
    Парят в ночном окне.

Что делаю я здесь, в ночном кафе вокзальном,
    В ладонях сжав виски?
Еще глоток воды — противной, минеральной,
    Еще глоток тоски.
Уходят поезда на дальние орбиты
    Сквозь пятна на луне.
Билет на семь ноль пять и щетка Маргариты
    Парят в ночном окне…

Я говорю с тобою по ночам...
Я говорю с тобою по ночам.
Луна бросает кости псу и волку,
И это значит, что пора умолкнуть
Дневным необязательным речам.

Когда затихнет звук, погаснет свет,
Я расскажу тебе, что небо звездно,
Что больше нет на свете слова «поздно»,
И слова «никогда» на свете нет.

Скажу, что мерно дышит Млечный путь,
Мерцающий, пятнистый звездный полоз,
А осень простудила звонкий голос,
И ветер в вышине прилег уснуть.

А завтра прополощет синий дождь
Последних листьев скомканную ветошь.
Я даже знаю, что ты мне ответишь,
Потом, когда-нибудь, когда придешь.
ШНЮКОВА Анна Александровна (род.1986), минская поэтесса. Родилась в г.Гомеле, в 2004 году поступила на факультет прикладной математики Белорусского Государственного университета. Стихи пишет с 9 класса школы. Лауреат нескольких поэтических конкурсов и фестивалей. Стихи Анны проникнуты силой и энергией, они в прямом смысле берут за душу, заставляют сопереживать лирическому герою. Песня Алексея Нежевца "Весенняя" на стихи Анны стала во многом знаковой и принесла Алексею несколько дипломов престижных фестивалей.
Весенняя
Была зима, и был февраль,
И ветер выл и бился в крыши,
И те немногие, кто выжил,
Молились, веря в календарь.

И я — шаман, едва живой, — 
Танцую с бубном у порога,
Прошу весну, как злого Бога,
Обрушить март на город мой.

    Да будешь ты! Да будет так!
    Да будет свет в глазах и душах!
    Облей дождей контрастным душем
    Людей, машины и собак!

    И бей в тамтам, и окна бей,
    И бейся бабочкой в ладонях,
    И здравый смысл пускай утонет
    В хмельной истерике твоей!

Ори со мной до хрипоты,
Будь вне политики и моды.
Пусть кошек знатнейшей породы
Пленяют драные коты.

Пусть мир проснется кверху дном,
Пусть время ходит вверх ногами.
Бумагу, ножницы и камень
Ты нагло бьешь своим пером,

Которым выведешь: «Апрель»,
Поставив кляксу с непривычки,
Закинешь в сумку соль и спички
И в путь за тридевять земель.

    Да будешь ты! Да будет так!
    Да будет свет в глазах и душах!
    Облей дождей контрастным душем
    Людей, машины и собак!

    И бей в тамтам, и окна бей,
    И бейся бабочкой в ладонях,
    И здравый смысл пускай утонет
    В хмельной истерике твоей!

Разлука
Разлука нам привычна и верна,
Себя уже без страха ей вверяем,
И чувства ей давно не проверяем,
А ждем, когда закончится она.

И только в ней прощаются грехи,
Что там, вдали, простились бы нескоро.
...Со мной сегодня говорило море,
А я ему рассказывал стихи.

И пела ночь…  И так шумел прибой, 
Что теплых волн величественный рокот
Мне вновь и вновь напоминал твой шепот.
...Мне в небе все казался облик твой.

Разлука нас и ранит, и хранит,
Она – наш враг и вечная подруга.
...Тем ближе мы становимся друг к другу,
чем больше километров нас рознит.

И только ей нас мучить и беречь,
Она – палач, и гений, и целитель.
Я взываю: «Ангелы, спасите!
Даруйте встречи, много-много встреч!»

И я ворвусь в твой будничный покой
Из летних снов, несбывшихся желаний,
До крови поцелуями израню 
И задышу спокойно и легко.

И только так позволено познать,
Понять без слов банальнейшие вещи,
Что только за разлукой будут встречи.
...Прощай, чтоб вскоре встретиться опять.

...Разлука нам привычна и верна…